круглосуточно: +7 (495) 614-15-79
круглосуточно: +7 (916) 279-35-34
круглосуточно: +7 (916) 279-35-34

Пьяный за рулем

Радио «Свобода»

Ведущие Евгения Назарец и Анатолий Горлов

Вероника Боде: Программу вместе со мной ведет Виктор Травин, журналист и президент Коллегии правовой защиты автовладельцев.

Виктор Травин: Сегодня мы обсуждаем самую животрепещущую для автовладельцев тему - "пьяный за рулем". У нас в гостях Владимир Батищев, кандидат медицинских наук, главный нарколог Юго-Восточного округа Москвы, главный врач наркологического диспансера номер 6, и водитель Роман Меркулов.

Вероника Боде: Итак, "пьяный за рулем". За такую провинность предусмотрено одно из самых суровых наказаний для водителей в Административном кодексе, то есть лишение права управления автомобилем на срок от полутора до двух лет и эвакуация машины на штрафную стоянку, если причина задержания не устранена, то есть если за руль не сел трезвый водитель. А что за радость штрафная стоянка, мы подробно обсуждали две недели назад. Однако пьяный за рулем далеко не всегда оказывается пьяным. Не так ли, Роман?

Роман Меркулов: Да, это так.

Вероника Боде: Расскажите, пожалуйста, вкратце свою историю.

Роман Меркулов: Я ехал на машине. Меня задержали инспектора ГАИ. Сначала дали мне трубку - дуйте в нее. Должен надуться пакет. Пакет не надулся. Мне сказали - ты пьяный, поехали на освидетельствование. Приезжаем на освидетельствование. Он зашел, 5 минут поговорил с врачом, потом меня позвали. Я захожу туда. Мне говорят, что у меня красные глаза, заплетается голос и шаткая походка.

Вероника Боде: А вы не принимали спиртных напитков?

Роман Меркулов: Я вообще не пил. Я даже потом свидетеля предоставил, который тоже доказал, что я не пил. Но это было без толку.

Вероника Боде: Что было дальше?

Роман Меркулов: Мне дали трубку. Дыхнул туда, у меня показало 3 промилле. Они сказали, что запишут 2 промилле. Потом попросили постоять на одной ноге, достать пальцем одной руки до носа, потом другой. Я все это сделал, прошелся. Потом меня отвезли обратно и сказали - езжай. Утром читаю, что они там написали. Там было написано, что я был пьяный, на ногах не стоял, шатался, речь невнятна была. После этого меня лишили водительских прав.

Вероника Боде: На два года?

Роман Меркулов: На полтора.

Вероника Боде: Виктор, насколько эта история, произошедшая с Романом, -типична для России?

Виктор Травин: Спасибо судьям. Они все-таки понимают, что законодательная база у нас под медицинским освидетельствованием достаточно слаба и не отработана, поэтому лишают не на два года, а на полтора. Случай довольно типичный. Конечно, я не могу утверждать это со 100-процентной уверенностью, поскольку ни на одном освидетельствовании я никогда не присутствовал. Это категорически запрещено. Инструкцией Минздрава не допускается присутствие посторонних лиц. Поэтому я могу судить только со слов водителей.

Ситуация Романа довольно-таки типичная. Какой в этом смысл? Мне трудно судить. Я думаю, что все-таки, наверное, лучше эту ситуацию прокомментирует наш гость Владимир Батищев. Скажите, на самом ли деле сегодня законодательная база, в том числе инструкция Минздрава в порядке направления водителя на медицинское освидетельствование такова, что история, подобная той, которая случилась с Романом, возможна и с другими? По нашим данным, по данным Коллегии правовой защиты автовладельцев, примерно в 40 процентах случаев освидетельствование водителей проводилось с нарушением порядка такой процедуры.

Владимир Батищев: Наверное, такие вещи могут происходить. Мне не совсем понятна логика - зачем брать водителя и писать ему опьянение, если не осуществился сговор. Сговор - это все-таки уголовное преступление. Согласно инструкции все было произведено правильно. Вопрос в том, что контроля за исполнением правильности этой инструкции нет. Законодательно он не предусмотрен. Все-таки это не дело медиков - все процессуальные вопросы решать. Наверное, кто-то должен надзирать за правильностью исполнения, но это должно быть прописано в законе. Это не ведомственная инструкция.

Виктор Травин: Никто не надзирает, к сожалению. В частности, в инструкции, утвержденной приказом № 308, не указано время, как это было в старых инструкциях, в течение которого можно пройти повторное освидетельствование, представить его в качестве доказательства своего трезвого состояния. Чем, на ваш взгляд, вызвано то, что теперь такое время не регламентировано? По вашему опыту, через какое максимальное время можно пройти повторное освидетельствование, скажем, в случае с Романом, если он не был согласен с первичным освидетельствованием, чтобы потом по истечении 2-3 или 10 часов повторную экспертизу конфликтная комиссия приняла к рассмотрению?

Владимир Батищев: Тут вопрос достаточно сложный. Почему нет этих ограничений... Это безграмотно.

Виктор Травин: Я хотел услышать - нужно было убирать эти ограничения?

Владимир Батищев: Если это законодательные акты, если это какая-то инструкция, связанная с правовыми нарушениями, то юридически правильно обозначить все детали.

Виктор Травин: Конечно.

Владимир Батищев: Но, опять же, это не дело Минздрава.

Вероника Боде: Роман, а вы как-то пытались оспорить это решение?

Роман Меркулов: Я сам видел и знаю, что такое пьяный за рулем. Я работаю в МЧС и вижу смерть после таких пьянок. Я не пью вообще.

Вероника Боде: Вы подавали в суд?

Роман Меркулов: Подавал в суд, все оказалось без толку. Суд принимает сторону сотрудника ДПС. Все время подтверждается то, что сказал сотрудник ДПС, что законы выдумывают они сами на дорогах.

Виктор Травин: Роман, вам проводили повторное освидетельствование через 20 минут одним из способов для выяснения клинической картины или биологической картины?

Роман Меркулов: Нет.

Виктор Травин: Но ведь в протоколе, в акте о проведении медицинского освидетельствования наверняка указано, что тем же врачом-наркологом проведено повторное освидетельствование.

Роман Меркулов: Да. В суде сказали, что первое освидетельствование было проведено на месте.

Виктор Травин: На месте, простите, где?

Роман Меркулов: Инспектором. А второе уже было на медицинском освидетельствовании.

Виктор Травин: Я поясню, о чем идет речь. В инструкции, утвержденной приказом 308 Минздрава, сказано, что после проведения первичного освидетельствования проводится повторное через 20 минут. Почему, нам Владимир Батищев объяснит. Ведь даже после конфетки с ликером прибор может дать положительную реакцию, насколько я понимаю. Правильно?

Владимир Батищев: Да, может. Даже если человек выпил валокордин, переволновавшись в процессе аварии, может показать. Там же спирт содержится. Он только поступил в организм и еще не успел выветриться.

Виктор Травин: Для этого и проводится повторное освидетельствование через 20 минут. Роман, через 20 минут у вас, конечно же, никто повторное освидетельствование не проводил?

Роман Меркулов: Нет.

Виктор Травин: А что было в акте медицинского освидетельствования указано? Что было все-таки проведено?

Роман Меркулов: Что через 20 минут было проведено вторичное освидетельствование.

Виктор Травин: Владимир, как с этим бороться? С тем, что врач делает одно или, наоборот, чего-то не делает, а в акте медицинского освидетельствования указывает, что все сделано по закону?

Владимир Батищев: Вопросы вы какие-то странные задаете. Что делать? Контролировать.

Виктор Травин: Пока законодательство не изменилось. Пока мы имеем то, что имеем. Как сегодня при сложившейся ситуации обыкновенный, простой водитель, скажем, Роман или я (я тоже водитель), придя к врачу, может заранее подготовить себя или врача к тому, что ни шага в сторону быть не должно? (Потому что отступление от требований инструкции Минздрава - это расстрел.)

Владимир Батищев: Во-первых, надо требовать.

Виктор Травин: Допустим, водитель требует, а врач говорит: достаточно того, что я уже увидел, и зачем мне повторное освидетельствование, я и так вижу, что ты еле на ногах стоишь.

Владимир Батищев: Хорошо, водитель должен знать тот приказ, о котором идет разговор. Написано, что через 20 минут, давайте проводить.

Виктор Травин: Врач говорит, что он проводить не будет. И свидетелей тому, что врач отказался - нет, поскольку стоит сотрудник ГАИ и стоит врач. Вы один перед врачом. Вы беззащитны.

Владимир Батищев: Возвращаемся опять к тому, что я сказал в самом начале. Должен быть контроль за исполнением экспертизы какой-то другой организацией. Какой - это вопрос сложный. Потому что если привлекать прокуратуру, как организацию, контролирующую исполнение законодательства, у нас, опять же, будут проблемы. Какая прокуратура у нас, наверное, все знают. Об этом особо говорить нечего. Суд. В принципе, если инструкция плохая, если она не соответствует законодательству, суд должен показать, что она неправильная и отменить решение этой экспертизы, что, кстати, раньше по старым законодательным актам можно было делать. Суд в советское время, очевидно, был более, так сказать, "незаряжен", чем сейчас. Какой вопрос к медикам, если суд не решает эти вопросы? Если суд скажет, что, извините, инструкция неправильная, значит, чиновник возьмет ее и переделает.

Роман Меркулов: А если бы вам сказали, что у человека плохой желудок, он пил антибиотики - что бы вы на это ответили? Стали бы проводить освидетельствование?

Виктор Травин: Речь, наверное, вот о чем идет: что, возможно, состояние опьянения сходно с иными состояниями организма, в том числе вызванными антибиотиками или чем-то еще. В этой ситуации возможны ошибки?

Владимир Батищев: Очень сложно ошибиться, честно скажу.

Виктор Травин: То есть пьяного видно всегда и сразу?

Владимир Батищев: Есть состояния, похожие на опьянение, - при гипертоническом кризе, например. Насколько я знаю, давление при освидетельствовании измеряется. Вопрос в том, как измеряется, кто измеряет, каким аппаратом. Но это вопрос, опять же, не к медикам. Вопрос опять к надзору.

Вероника Боде: Мы продолжим беседу чуть позже, а сейчас предлагаем вашему вниманию выпуск автоновостей, которые подготовил наш коллега Анатолий Горлов.

Анатолий Горлов: Президент России Владимир Путин подписал закон, согласно которому сотрудники милиции обязаны указывать реквизиты платежа в постановлении о наложении административного штрафа. Теперь водителю, наказанному за нарушение Правил дорожного движения, не нужно выяснять, на какой счет перечислять деньги. Все эти данные инспектор ГИБДД обязан предоставить водителю при оформлении штрафа. Новый закон вступает в силу в конце октября.

В Москве создана круглосуточная диспетчерская служба по приему заявок на ремонт люков на дорогах столицы, сообщает РИА-Новости. Служба создана для более оперативного проведения аварийного текущего ремонта асфальтобетонных дорожных покрытий и люков-колодцев. Дефекты дорожного покрытия предполагается устранять в течение 24 часов, люков-колодцев - в течение трех суток с момента поступления заявки на ремонт.

Компания Nissan готовится представить публике электромобиль под названием Nissan Pivo. Изюминкой концепта является кабина цилиндрической формы, способная поворачиваться на 360 градусов. Теперь водителю не обязательно делать разворот на тесных улицах, достаточно повернуть кабину на 180 градусов и поехать обратно.

Компания Neiman Marcus Group Inc сообщила о поступлении в продажу первого летающего автомобиля под названием Skycar. Новинка летает со скоростью 560 километров в час и работает на спирте. Одного галлона горючего достаточно на 34 километра полета. Четырехместный автомобиль-самолет, напоминающий летательный аппарат будущего, умеет вертикально взлетать и садиться и управляется так же просто, как и автомобиль. Для вождения аэромобиля требуются водительские права и разрешение на управление самолетом, сообщает агентство Reuters.

Журнал Forbes опубликовал рейтинг самых дорогих автомобилей 2005 года. Первое место среди "золотых колес мира" занял "американец" Saleen S7 Twin Turbo. Он назван "королем машин" не только за астрономическую цену, но и за небывалую скорость и мощь. Стать обладателем этого суперкара можно за 700 тысяч долларов. На сотню тысяч долларов дешевле итальянский Pagani Zonda. Третью позицию занимает шведский автомобиль Koenigsegg. Он оценивается в 560 тысяч долларов, и ему принадлежит официальный мировой рекорд скорости для серийных автомобилей - 388 километров в час.

Вероника Боде: Мы продолжаем беседу. Владимир, существует какие-то еще состояния здоровья или просто психофизиологическое состояние здоровья человека, которое можно спутать с состоянием опьянения? Вы упомянули повышенное давление. Что еще?

Владимир Батищев: Я говорю сейчас не о том, чтобы спутать всю картину. По каким-то симптомам можно спутать. Но всю картину спутать достаточно сложно. Если врач или человек, который проводит экспертизу, достаточно хорошо обучен, что, опять же, фиксируется определенными документами, то, во всяком случае, он не должен путать такие вещи. Если мы говорим о гипертонии, то здесь может быть симптоматика внешняя - красные глаза, заплетающая речь, неустойчивая походка, потому что идет нагрузка на голову, на сосуды головного мозга. Неграмотный человек может принять это за опьянение, хотя при измерении давления становится все понятно.

Если говорить о других состояниях, то это невроз, наверное, или состояние после стресса. Это состояние может давать схожую картину по некоторым позициям, но не по всем. Здесь дело в том, что клинически подтверждается, что подтверждается лабораторными исследованиями. В частности, давление может быть нормальное в таких ситуациях, хотя может быть и повышенное. Пульс может быть учащенный. То же самое, в принципе, бывает и при опьянении, хотя бывает и пониженное давление, там сложно сказать, хотя пульс всегда достаточно учащенный при опьянении. Нет показаний алкоголя в выдыхаемом воздухе и в крови. Есть неврологические заболевания, которые тоже могут быть схожи по некоторым признакам: по речи (ее темпу, спутанности), по походке, - которые можно перепутать с опьянением. Но в такой ситуации человек вообще не должен быть за рулем.

Виктор Травин: Владимир, коль мы коснулись темы комплексного освидетельствования - что может быть похожим на состояние опьянения, а что не может. В самой инструкции, утвержденной приказом Минздрава, сказано, что основой для заключения о состоянии освидетельствования служит данный комплекс исследования, то есть биологическая и клиническая картина. Однако тут же сказано о том, что, если невозможно установить вызвавшие состояние опьянения вещества (скажем, водитель от экспертизы отказался), в этом случае можно по клиническим признакам определить - грубо говоря, по внешнему виду. Насколько, на ваш взгляд, это законно? Насколько это может избавить от всевозможных недоразумений, от ошибок? Всегда ли только по внешнему виду можно установить, что это именно состояние опьянения, вызванное алкоголем, если не брать анализа?

Владимир Батищев: Можно, во-первых, говорить не об опьянении алкоголем, а об опьянении вообще. То есть по клиническим признакам можно видеть, человек ведет себя, как пьяный.

Виктор Травин: Так "как" или "пьяный"? У нас в законе не сказано, что лишают права управления "как пьяных".

Владимир Батищев: Состояние опьянения - это не диагноз. Это состояние. Есть у человека состояние опьянения или нет - это видно.

Виктор Травин: Понимаете, инструкция прописана таким образом, что дается возможность врачу вообще не проводить никаких исследований. Достаточно посмотреть на водителя и сказать: "Батюшки светы, он же пьян!" И на основании только такого предположения вынести соответствующее заключение.

Владимир Батищев: Но при этом записать все в акте и провести соответствующие действия. А вопрос надзора - это не наша проблема.

Виктор Травин: Мы опять упираемся в вопрос надзора. Знаю, что Международная конвенция о дорожном движении от 1968 года, которую ратифицировал Советский Союз, говорит о том, что максимальный уровень алкоголя в крови не должен превышать 0,8 промилле, а в выдыхаем в воздухе - 0,4. У нас в инструкции Минздрава, утвердившей порядок освидетельствования, не сказано, начиная с какой дозы считать водителя пьяным. Это правовой пробел или специально сделано для того, чтобы у врачей была возможность на свое усмотрение решать?

Владимир Батищев: Я этот вопрос не могу вам прояснить, потому что я не знаю, что это такое - правовой пробел или какой-то злой умысел.

Виктор Травин: Но такого быть не должно?

Владимир Батищев: Конечно, не должно. Должны быть четкие и понятные нормы. Но эти нормы должны быть прописаны законодательно. У нас Госдума устроила огромную дискуссию. Меня телевидение замучило, приезжая каждый раз и спрашивая - вы против того, чтобы человек мог выпить кружку пива и садиться за руль? В результате так ничем это и не кончилось.

Вероника Боде: У нас звонок от Сергея из Санкт-Петербурга.

Слушатель: У меня два аспекта этой проблемы. Мне кажется, что если бы наши правоохранительные органы желали бы как-то избавиться от этого дела, они бы давно избавились. У любого из баров или увеселительных мест вечером собирается десятка два машин. Люди садятся за руль. Их отнюдь не везут больные друзья, которые не могут пить спиртное. Если бы они хотели, могли бы это сделать.

Второй момент. Адвокаты всегда требуют от своих клиентов никогда и ни в чем не признаваться. Мой друг три года не признавался в том, что он совершил наезд. Я при этом присутствовал. Он едва шел на ногах. Ему адвокат сказал - ни в чем и никогда не признаваться.

Виктор Травин: Можно, конечно, не признаваться. Но если квалифицированный врач, имеющий соответствующую подготовку, установит состояние алкогольного опьянения, то, на самом деле, это роли не сыграет.

Вероника Боде: Еще звонок - от Сергея Константиновича из Домодедова.

Слушатель: Врач с 40-летним опытом, который может множество анекдотов по этому поводу рассказать. Для того чтобы решить проблему, необходимо, чтобы каждый, проводящий освидетельствование, знал о своей ответственности за действие и бездействие. Эта ответственность должна быть обязательна. Приходит пьяный милиционер, требует провести освидетельствование водителя. Провожу я освидетельствование (это было очень много лет назад), проба отрицательная. Капитан мне говорит, что у меня плохие реактивы. Я прошу его дунуть. Он дует, реакция прекрасно прошла! Пока не будет тотальной борьбы со всеми, кто ездит пьяным, независимо от чина, должности и машины: с мигалкой она или без, - ничего мы не достигнем.

Вероника Боде: Спасибо, Сергей Константинович.

У нас звонок от Владимира Ивановича из Москвы.

Слушатель: Хочу рассказать об эксперименте, который я проводил лично над собой. Я музыкант, играю на флейте. Я выпиваю бутылку пива и начинаю играть на флейте. Вместо того чтобы взять 64-ю ноту, я не успеваю ее взять. Реакция замедляется. Кто бы там что ни говорил, что можно чуточку выпить, мало выпить - это категорически нельзя! Человек, двигающийся на скорости 180 километров в час, по природной реакции не успевает нажать на тормоз или сделать какой-то маневр для спасения жизни.

Второй момент, на который я хотел бы обратить внимание всех автолюбителей. Было бы очень хорошо, если бы вообще на территории Российской Федерации был введен некий этический свод правил поведения для всех водителей на дороге, то есть некая этическая норма.

Виктор Травин: Я, пожалуй, отвечу на вопрос Владимира Ивановича. На самом деле, мы не обсуждаем сегодня, можно пить за рулем или нельзя, это всем понятно. Конечно же, нельзя. Мы говорим о другом - как застраховать себя от возможных ошибок, от возможных недоразумений, которые иногда происходят при медицинском освидетельствовании.

У меня вопрос к Роману. Вы сейчас, насколько я понимаю, обжалуете постановление суда о лишении права управления в вышестоящем суде. Для вас это дело принципа или, просто нет желания ходить пешком? Поясню, почему такой вопрос. На самом деле, большая часть водителей, лишенных права управления - неважно по какой статье, - продолжают транспортным средством управлять. Это некая месть государству за то, что нарушен порядок освидетельствования и из невиновного сделали виновного, это показатель того, что не каждый понимает, что значит "с четверга он не может сесть за руль". Всю жизнь сидел, а с четверга не может. Что это для вас?

Роман Меркулов: Хочу сидеть на законном основании за рулем. Потому что если действительно был бы пьяным, то я бы не судился. А так как я был трезвым, то я и хочу справедливого закона.

Виктор Травин: По вашему мнению, почему из вас трезвого сделали пьяного? Какая-то мотивация должна быть все-таки! Просто так это не могло случиться? без видимых причин. Может быть, был конфликт с сотрудниками милиции, может быть, вы не дали взятку? В чем проблема, на ваш взгляд?

Роман Меркулов: Был у нас конфликт с сотрудником ДПС. Он сказал, что поймает меня на дороге в будущем.

Виктор Травин: А из-за чего конфликт-то возник? Что вы не поделили?

Роман Меркулов: В апреле мы с ним встречались, друзьями были, как говорится. Он начал рассказывать, что он с пожилыми людьми как с детьми обращается, они ему деньги дают: не штрафы платят, а деньги дают. Он обвиняет их во всех смертных грехах.

Виктор Травин: А вы возмутились, и, я так понимаю, все это вам было в качестве мести?

Роман Меркулов: Да.

Виктор Травин: Я слышал, вы якобы знали о том, что сотрудник милиции, вроде бы, дал какие-то деньги врачу. Это на самом деле или всего лишь догадки?

Роман Меркулов: Этого я не могу знать, потому что я там не присутствовал. Но многие говорят, что такое бывает иногда.

Виктор Травин: Сотрудники ДПС дают деньги врачам?

Роман Меркулов: Да.

Вероника Боде: Еще один звонок у нас. Владимир Константинович из Москвы.

Слушатель: Я тоже врач с многолетним стажем и несколько знаком с этой проблемой. Хочу сказать, что во всем мире давно решена проблема с освидетельствованием. Есть четкие критерии установления степени опьянения. Но дело даже не в этом. Мы считаем нашего законодателя некомпетентным и так далее. Ничего подобного. Они все прекрасно понимают. Отсутствие у нас этих четких критериев - это большой повод для разнообразных злоупотреблений - как со стороны ГАИ, так и со стороны медицинских служб. Это примерно так же, как законодатель установил вместо трех групп инвалидности еще какие-то три степени: хочу выберу это, а хочу выберу то. Думаю, вы поняли, о чем я говорю.

Виктор Травин: Спасибо. Владимир, высокопоставленные сотрудники ГАИ на самом высоком уровне проталкивают в Кодекс об административных правонарушениях и в Закон о милиции такую норму - предоставить сотрудникам ДПС на дороге право медицинского освидетельствования водителя. Понимаю, что это нонсенс - сотрудник ГАИ проводит медицинское освидетельствование. Конечно, оно будет называться не медицинским, оно будет называться просто освидетельствованием. Ваш прогноз: если такая норма будет узаконена (а у нас в стране два хозяина - это страховщики и ГАИ, как показывает опыт), к чему это приведет?

Владимир Батищев: К произволу.

Вероника Боде: Кротко и ясно! У нас звонок. Эля из Москвы.

Слушатель: У меня вопрос к Роману. Какая у него марка автомобиля? Может быть, это зависть черная?

Роман Меркулов: Нет, дело было не в машине.

Вероника Боде: Какая у вас машина, Роман?

Роман Меркулов: Девятая модель.

Вероника Боде: Предлагаю сейчас обратиться к зарубежному опыту и послушать о том, как наказывают нетрезвых водителей в США, в штате Нью-Йорк. Слово нашему американскому корреспонденту Владимиру Морозову.

Владимир Морозов: Если человека впервые задержали пьяным за рулем, то ему угрожает штраф от 500 до 1000 долларов. Не слишком ли мягкое наказание? На этот вопрос отвечает нью-йоркский адвокат Уоррен Редлих.

Уоррен Редлих: Штраф невелик. Но нужно выложить еще 750 долларов за новые права. Надо пройти обязательные курсы и заплатить за это еще 300 долларов. У вас сильно повышается размер страховки. Вам надо заплатить адвокату. В сумме набегает 5 тысяч долларов.

Владимир Морозов: Это почти в полтора раза больше, чем зарабатывает в месяц средняя семья в штате Нью-Йорк. За второе нарушение штраф выше, за третье можно угодить в тюрьму. Недавно в третий раз арестована Рэйчел Вагнер, 22-летняя жительница городка Экрон, штат Нью-Йорк. Ей грозит даже не год, как обычно в таких случаях, а до двух лет тюрьмы. Дело в том, что второй раз ей дали год условно, а третье нарушение произошло до окончания этого условного срока.

Кто проводит медицинскую экспертизу задержанного - врач?

Уоррен Редлих: Нет, полиция. Бывает ли, чтобы полицейские исказили результаты экспертизы и обвинили в пьянстве за рулем трезвого человека? Я о таком не слышал. Хотя бывали случаи, когда отъявленные негодяи из полицейских подбрасывали арестованному наркотики.

Владимир Морозов: Водитель считается пьяным, если содержание алкоголя превышает восемь сотых грамма алкоголя на литр крови. Эта норма принята на всей территории Америки. Недавно правила ужесточили. Раньше разрешалось до одной десятой грамма алкоголя. Чтобы было понятнее, эту норму можно превысить, выпив за час до того, как вы сели за руль, 340 граммов пива или 40 граммов водки, или 80 граммов сухого вина.

Как часто у пьяного водителя конфискуют машину?

Уоррен Редлих: Я знаю о таких случаях в городе Нью-Йорке и в районах Лонг-Айленда. В столице штата Нью-Йорк, городе Олбани, где я живу, такого не было. Вообще, это случается нечасто.

Владимир Морозов: Скажите, Уоррен, а нельзя ли нарушителю обойтись без вашего брата - адвоката? Зачем лишние расходы?

Уоррен Редлих: Хороший адвокат может защитить вас от слишком жесткой тактики полицейских. Может скостить вам наказание. Судебный процесс - дело дорогостоящее. Ни обвинение, ни защита процесса не хотят. Они пытаются договориться. И в ходе переговоров без адвоката не обойтись. Например, есть правила задержания водителя, есть инструкция, как хранить и проверять аппарат для проверки дыхания. Адвокат может раскопать, что иногда эти правила нарушаются.

Владимир Морозов: В итоге стороны идут на компромисс. Прокурор снимает обвинение в том, что водитель был пьян, то есть, что содержание алкоголя в крови превысило восемь сотых грамма. А водитель признает, что уровень алкоголя все-таки был недопустимым. Ужесточение законов и наказаний за вождение машины в пьяном виде приносит свои результаты. 25 лет назад по вине пьяных водителей в США ежедневно погибали в среднем 70 человек, сегодня - на 25 меньше.

Вероника Боде: Итак, около 5 тысяч долларов - сумма, в которую обходится в штате Нью-Йорк первый случай вождения в нетрезвом виде, если, конечно, поймают. Это в среднем в полтора раза больше, чем заработок средней семьи в том же штате. Владимир, как вы думаете, не слишком ли суровое наказание?

Владимир Батищев: Хорошее наказание. Самый болезненный удар - это удар по карману. Соответственно, те штрафы, которые у нас имеются, не решают проблему. В первую очередь это касается тех людей, которые владеют достаточно дорогими иномарками. Они могут просто эти штрафы выбрасывать чуть ли не каждый день. А есть люди, которые просто пьют за рулем. Те же работяги, которые ездят на "шестерках". Но эта "шестерка", извините, едет винтом. С таким человеком рядом просто страшно находиться на дороге. Конечно, их надо лишать всеми возможными способами возможности садиться за руль.

Другой вопрос, что тут не сказана еще одна вещь, что в США делается обязательно. Мне кажется, она очень хорошая. Через суд заставляют человека, который повторно попался в состоянии опьянения, пройти программу для пьяных водителей при наркологических учреждениях.

Вероника Боде: Там было сказано, что водитель должен пройти специальные курсы. Просто не уточнил наш корреспондент, что за курсы.

Владимир Батищев: Эта вещь достаточно хорошо влияет. Таким образом идет выявление реальных больных алкоголизмом и наркоманией.

Вероника Боде: Роман, а у вас какие впечатления от материала?

Роман Меркулов: Хорошие впечатления. Действительно, нужно наказывать людей, которые, пьют, и инспекторов наказывать надо...

Вероника Боде: Тех, кто людей, которые не пьют, делают пьяными?

Виктор Травин: Немножко поправлю Владимира, У нас, то ли к сожалению, то ли к счастью, уже не предусмотрены законодательством штрафы за управление в нетрезвом состоянии. У нас Дума ужесточила ответственность. Теперь у нас только лишение права управления на срок от полутора лет до двух лет. Штрафа у нас уже нет. Но мне кажется, что даже это слишком мягкое наказание - два года. Вот 5 тысяч долларов США мне понравилось больше. Это серьезный удар по карману, есть повод задуматься. Но мы сейчас говорим о последствиях, а не о первопричине.

Мне представляется, что в Европе, на Западе, может быть, даже в Америке все-таки менее заинтересованы дорожные полицейские в том, чтобы , что называется, "развести водителя на деньги", менее коррумпированы. Это понятно. Поэтому ошибок при проведении медицинского освидетельствования или просто освидетельствования, которое проводит сотрудник полиции (не случайно же это доверили даже придорожному милиционеру!), наверное, там меньше. Более достоверно устанавливается результат при проведении экспертизы, в отличие от нас. У нас чаще всего врач, подтверждая свою необходимость государству, говорит: "у меня есть работа". Он боится потерять свое рабочее место. Вот отсюда возможны всякие освидетельствования со всякими результатами.

Вероника Боде: У нас звонок от Сергея из Москвы.

Слушатель: У меня ряд вопросов. Первый. Учитывая, что у вас в студии находится главный нарколог одного из округов Москвы: что делать, если, по моему мнению, явно недобросовестно действует врач при проведении обследования? Второй вопрос. Куда можно обратиться за проведением независимой экспертизы на предмет наличия алкоголя в крови? Третий вопрос. Что делать, если я вижу, что офицер, который привез меня на экспертизу, сам находится в состоянии опьянения?

Виктор Травин: На первый вопрос мы уже довольно подробно ответили. Что делать, если попался недобросовестный врач? Господин Батищев уже сказал, что контроля нет, к сожалению, ни с чьей стороны над деятельностью врачей. В такой ситуации мы не сделаем с вами ничего, пока не будет изменена законодательная база, пока не будет установлен жесткий контроль, как в некоторых европейских странах, вплоть до установки видеокамер в кабинетах экспертизы состояния опьянения.

Второй вопрос был по поводу того, что же делать? Здесь бы я перешел к своим советам и рассказал о том, как я себе вижу, что нужно в этой ситуации предпринимать.

Итак, поскольку контроля нет, весь контроль только в наших руках. Я всегда и всем говорю: надо иметь при себе диктофон. Я бы вообще узаконил обязанность водителя иметь не только аптечку, огнетушитель, знак аварийной остановки, но и обязательно маленький портативный диктофончик. Купить его сейчас большой проблемы не составляет, и они все довольно дешевые. Я полагаю, что если вас доставили на экспертизу в состоянии опьянения, первое и самое главное, что нужно требовать после проведения первого освидетельствования (под диктофонную запись): "Уважаемый врач, проведите, пожалуйста, повторное через 20 минут". Вы должны помнить: обязательно будет указано в акте медицинского освидетельствования, что повторное проведено, но не всегда оно проводится фактически. Поэтому если в диктофонной записи, которая потом будет в качестве доказательства фигурировать в суде, судья услышит, что вы просите провести повторную экспертизу, а врач отвечает "зачем мне это нужно, я и так вижу, что ты пьян", - в этом случае можно поставить под сомнение весь акт медицинского освидетельствования. Владимир, правильно ли я понимаю?

Владимир Батищев: Это вопрос к судьям.

Виктор Травин: Понятно. Рекомендую в течение двух часов после экспертизы пройти повторное освидетельствование у независимого врача-нарколога. Причем, в Москве, насколько я знаю, при 17-й наркологической больнице существует несколько кабинетов экспертизы опьянения. В каждом из них по собственному заявлению вы можете пройти освидетельствование. Очень не рекомендую проходить вам как водителю. Потому что все-таки есть врачебная солидарность: если пришел водитель на повторное освидетельствование, недобросовестный врач может точно так же указать, что он был нетрезв. Поэтому в заявлении указываем: "Начальник не пускает меня на работу (а я электрик II разряда) в связи с тем, что есть подозрение, что я нахожусь в нетрезвом состоянии". Несмотря на то, что нигде уже законодательно не предусмотрено, что такое освидетельствование нужно пройти в течение двух часов, все-таки нужно постараться сделать это как можно быстрее.

Вопрос к господину Батищеву в связи с этим. По истечении двух часов еще можно восстановить достоверную картину- был человек пьян или не был?

Владимир Батищев: Думаю, что нет. Дело в том, что, в принципе, за два часа из организма выводится та доза алкоголя, которая может показать реальное состояние.

Виктор Травин: Тогда говорим о двух часах. В течение двух часов нужно незамедлительно пройти освидетельствование. Есть круглосуточно работающие кабинеты экспертизы, где можно пройти ее по заявлению. Никогда не стоит не отказываться от экспертизы вообще. Экспертиза может и не показать, что вы пьяны, а отказ от освидетельствования однозначно по статье 12.26 КОАП приведет к лишению права управления.

Очень важно требовать ознакомления с актом медицинского освидетельствования. Вам почему-то не имеют права дать его в руки, только по запросу суда, но обязаны дать ознакомиться с ним. Очень рекомендую всем в пустых графах делать прочерки, иначе потом, после вашего ухода, появляются в акте медицинского освидетельствования такие, например, записи: "со слов испытуемого, выпил два литра водки". Помните, что никакие освидетельствования не проводятся на дороге. Все освидетельствования возможны только в кабинете экспертизы состояния опьянения в наркологической больнице, имеющей соответствующую лицензию на выполнение таких работ. Кроме того, освидетельствования не проводятся на дороге в каретах "скорой помощи". На дороге можно проводить их только там, где есть специализированная передвижная медицинская автолаборатория, специально оборудованная и имеющая сертификат Минздрава. Таких машин в России, насколько я знаю, очень и очень мало. В Москве их с недавних пор стало две или три. Поэтому еще раз - никаких освидетельствований под забором, никаких освидетельствований в "газели"; только в кабинете экспертизы или в передвижной медицинской лаборатории.

Вероника Боде: У нас звонок от Михаила из Москвы.

Слушатель: Хотел сказать вот что: чтобы штраф был социально справедливым, мне кажется, надо конфисковать транспортное средство у водителя. Тогда богатый будет наказан сильнее, чем бедный.

Виктор Травин: Возможно, да, но мы опять возвращаемся к нашей главной теме. Может быть, и надо было бы сурово наказывать - машину отбирать, водителя расстреливать, а все семью его - на выселки за 101-й километр. Но только в том случае можно ужесточать наказание, если мы уверены, что медицинская экспертиза на состояние опьянения не будет лживой, не будет бессмысленной, не испортит человеку жизнь в том смысле, что виновным окажется человек совершенно невинный.

Вероника Боде: Виктор, продолжите давать советы нашим слушателям?

Виктор Травин: Самый простой совет. Помните о том, что в 308-ом приказе Минздрава Российской Федерации есть 7-й пункт, введенный недавно, в сентябре прошлого года. Не все его, к сожалению, еще знают. По-моему, он совершенно не соответствует духу времени. Он дает право проводить первичное освидетельствование сотрудникам ГАИ. Им теперь дано право держать в кармане, из кармана вытаскивать, извините, занюханую трубочку, и подставлять ее к губам обыкновенного водителя. И вот если эта трубка дала положительный эффект, это есть основание для отправления водителя на экспертизу. Я бы вообще категорически запретил сотрудникам ГАИ каким-либо образом контактировать с водителями на предмет установления таким образом какого-либо критерия состояния опьянения. Тем не менее, это возможно.

Что самое главное в этой ситуации? Очень часто, когда из кармана инспектора извлекается такая вот трубочка многоразового использования (хотя все они, по идее, одноразовые), водитель говорит: "Я не буду дуть в эту трубочку. От такой экспертизы я отказываюсь категорически". К сожалению, что делают хитроватые, жуликоватые сотрудники ДПС? Они вынимают бланк направления на медицинское освидетельствование и говорят: "Вы не хотите проходить освидетельствование?" Водитель говорит: "Нет. Вот так проходить освидетельствование я не хочу". "Вы не согласны?" "Да, я не согласен". "Пишите, что вы не согласны". И в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование (заметьте, на полноценное медицинское освидетельствование!) появляется фраза, о тайном смысле которой водитель и не подозревает. Его направляют на полноценное освидетельствование, а он, расписываясь в несогласии, на самом деле, отказывается от "продутия" на месте.

Вероника Боде: Что делать в такой ситуации?

Виктор Травин: Внимательно смотреть, что вы подписываете. У нас очень часто или отказываются подписывать вообще, потому что считают, что подпись означает или согласие, или несогласие. Это ничего ровным счетом не означает. Надо всегда излагать свою точку зрения. Если вам предлагают дунуть в трубку на дороге, не пишите, что вы не согласны. Иначе это и будет квалифицировано как отказ от освидетельствования вообще, а это автоматом повлечет за собой лишение прав на срок до двух лет. Пишите, что "я не согласен дуть в трубочку на дороге, требую направления на полноценное медицинское освидетельствование в кабинете экспертизы состояния опьянения у врача". Вот это главный момент.

Вероника Боде: У меня вопрос к Владимиру Батищеву. Я еще раз хочу уточнить для наших слушателей один момент по поводу минимального содержания алкоголя в крови. Все-таки сколько граммов вина, водки или пива может выпить российский водитель, чтобы не считаться пьяным?

Владимир Батищев: Таких цифр нет, они не утверждены ни инструкцией, ни законом. Очевидно, если только ноль будет показывать.

Вероника Боде: То есть пить за рулем ни в коем случае нельзя ни грамма?

Владимир Батищев: 0,02.

Виктор Травин: Но есть же естественный фон какой-то?

Владимир Батищев: Естественный фон бывает.

Виктор Травин: Какой?

Владимир Батищев: Разный. В зависимости оттого, что человек ел накануне.

Вероника Боде: А что не стоит есть накануне?

Владимир Батищев: Желательно не пить напитки, которые могут, в той или иной мере, содержать спирт. Обычно это продукты, которые готовятся с помощью брожения или из каких-то спиртовых эссенций, особенного нашего производства, - всевозможные напитки типа "Буратино", например.

Виктор Травин: Квас?

Владимир Батищев: Квас, естественно, особенно домашний. Потому что он иногда такой бывает, что и после стакана поведет хорошо.

Вероника Боде: А кока-колу, скажем?

Владимир Батищев: Я не знаю, из чего она готовится.

Вероника Боде: На прощанье наше традиционная рубрика "Автомобильные байки и анекдоты". Свою историю рассказывает наша коллега Кристина Горелик.

Кристина Горелик: Еду я на даче летом: взяла мусорку с собой и еду с дачи, чтобы по пути в помойку выкинуть эту мусорку. Прошу заметить, Симферопольское шоссе. И вдруг у меня по ногам, где газ и тормоз, начинает коготочками скрести какое-то серое существо. Я ору дурным голосом, я перепугалась до смерти. Медленно по диагонали, по встречной полосе прекрасно съезжаю в кювет. В эти секунды я вдруг понимаю, что это мышь, которая выпрыгнула из мусорного пакета и, видимо, со страху начала ползти по мне. Съезжаю я в кювет, выбегаю из машины, открываю все дверцы и жду, пока она выйдет. Она не выходит.

Меня всю трясет. Я начинаю ловить тачки. В конце концов, останавливается потрепанная машина. Выходит мужик средних лет, дачный такой. "Что случилось?" - спрашивает. А у меня даже слезы в глазах стоят. Я говорю: "Мышь". Он даже сначала не понял. "Что мышь?" Я начинаю сумбурно объяснять: "Ко мне в машину залезла мышь. Я не могу дальше ехать". Его трясет от смеха. Он подходит к машине. Все начинает там проверять, шебуршать всякими палками, ветками. Мышь не выходит. Не выбегает, и всё! Он говорит: "Я не знаю, что делать!". Я говорю: "Я не поеду с этой мышью!". На самом деле, я все-таки каким-то образом себя заставила, села за руль, благо я недалеко отъехала от своего дома. Ценой диких усилий доехала до дома. Приезжаю - начинаем думать, как ее оттуда вытурить. Жестокого отношения к животным я не переношу, поэтому специально нашли такую мышеловку, которая очень аккуратно ловит мышку в клеточку. Положили ей прекрасный свежий сыр. Эта мышь постоянно жрала свежий сыр, умудряясь из этой мышеловки выбегать: мышеловка постоянно была пустая. Потом я с ужасом поняла, что она вообще оттуда никогда не выйдет. А зачем выходить? Кормят сыром, собрались ей уже шампанское принести. Самое главное, даже если она съедает сыр, то непонятно, выбежала она или нет.

Два дня машина стояла открытая. Даже в голову не пришло, что она может быть угнана или из нее что-то могут украсть. Потому что какой же нормальный человек полезет в машину, где сидит мышь?!